Календари

«Какое мужество, какая беззаветность – Быть в воздухе мишенью всю войну».

Написано кем-то из девчонок-летчиц

Носаль Евдокия Ивановна – Герой Советского Союза, гвардии младший лейтенант, заместитель командира эскадрильи. Родом из под Запорожья, село Бурчай. До войны работала учительницей в начальных классах  и одновременно занималась в аэроклубе в Николаеве. Окончив аэроклуб стала инструктором-летчиком.

Из воспоминаний Героя Советского Союза, командира эскадрильи Ароновой Раисы Ермолаевны: «У Дуси был муж, Грицко, как она его называла. Как-то в минуту откровения она рассказала необычную историю своего замужества. Ее прочили в жены одному парню, с которым дружила с детских лет, и Дуся привыкла к мысли, что им суждено и дальше идти вместе по жизни. Родители уже готовились к свадьбе. Но вот однажды в клуб на вечер пришел летчик, и, как говорила Дуся, они полюбили друг друга с первого взгляда Через неделю молодые супруги выходили из загса.

Из воспоминаний летчицы, командира эскадрильи М.П. Чечневой:

«Перед войной Дуся и ее муж, военный летчик, жили в Бресте. Горячо любили друг друга. С волнением ждали появление первенца.

Утром 22 июня 1941 года началось для нее с того, что взрывная волна от разорвавшейся бомбы вышибла рамы у них в квартире.

Сегодня все знают, что творилось тогда в Бресте. Вырвавшись ненадолго с аэродрома Гриша Носаль отправил беременную жену на одной из последних машин в тыл к ее отцу, под Запорожье. В пути пришлось сделать остановку: она родила сына. Но родильный дом подвергся жестокой бомбежке и полностью был разрушен. Мать с большим трудом извлекли из-под обломков. Ребенок был мертв.

Много увидела она слез, страданий, смертей. По дороге к отцовскому дому попала под жестокий огонь фашистских стервятников, из всех женщин, которые сидели с ней в машине , в живых осталась только она одна – судьба еще раз отвела от нее руку смерти».

В родном селе, до которого ей удалось добраться, Дусю узнали с большим трудом. И не удивительно. Односельчане помнили ее веселой, общительной, ласковой девушкой, а увидели перед собой убитую горем женщину, в глазах которой было только безутешное горе. Никто не видел, как она ушла из села. Ушла с твердым намерением: во что бы то ни стало попасть на фронт. И добилась своего…».

С мая 1942 года она участница Великой Отечественной войны.  Была заместителем командира эскадрильи 46-го Гвардейского Таманского НБАП. Совершила 354 боевых вылета.

После первой награды она совершила ещё 120 боевых вылетов. И снова 14 пожаров и 16 взрывов на территории, оккупированной противником. Взлетели на воздух две переправы через реку Терек, а на станции Ардон - железнодорожный эшелон с живой силой и техникой врага. За мужество и отвагу Дусю наградили вторым орденом – Красного Знамени. А потом новые и новые вылеты...

В ночь на 23 апреля 1943 года Дуся Носаль в 354-й раз за время войны поднялась в небо. Ночь была лунная, светлая. Вместе с заместителем командира эскадрильи Носаль вылетела на задание штурман Ирина Каширина. Ира любила летать с Дусей и часто просила учить ее летному мастерству. «Ладно, - смеялась Дуся, - сто вылетов штурманом выполнишь,  и я сама сделаю из тебя летчицу».

 В ту ночь экипажи бомбили противника юго-западнее Новороссийска и  отбомбившись, торопились обратно на аэродром за новым бомбовым грузом. Предстоял уже третий боевой вылет, но разрешение на взлет не давали.

Из воспоминаний летчицы, командира эскадрильи М.П. Чечневой: «Что случилось? Почему не выпускают на задание? – спросила я. «Кажется, что-то случилось с экипажем, идущим на посадку, - ответила инженер эскадрильи Римма Прудникова.

Мы с Олей Клюевой вгляделись в небо над аэродромом и сразу заметили в свете луны одну из наших «ласточек». Действительно с самолетом происходило что-то неладное. Будто ослепшая птица, кружила машина над полем. Несколько раз она заходила на посадку и снова взмывала вверх, делая круги над аэродромом. Было ясно: с экипажем несчастье. Наконец, машина коснулась земли. Все бросились к ней… Мы заглянули в кабину летчицы. Дуся Носаль была мертва. Осколок снаряда прошел через висок. Смерть наступила мгновенно. Висевшая в кабине на приборной доске фотография ее мужа Грицко была забрызгана кровью.

Короткий траурный митинг состоялся здесь же у машин. Мы поклялись, что фашисты дорого заплатят за гибель Дуси Носаль, и разошлись по самолетам. Девушки-вооруженцы писали на подвешиваемых бомбах «Мстим за Дусю!». Уцелевшие после той ночи фашисты надолго запомнили бомбовые удары советских летчиц и штурманов.

Утром мы узнали подробности гибели нашей подруги. Самолет Дуси и Иры точно вышел на цель. Бомбы полетели вниз, а через несколько секунд навстречу «ласточке» с земли протянулись светящиеся нити трассирующих  пуль. По-2 лег на обратный курс.

Над Новороссийским заливом девушки справа по борту неожиданно увидели силуэт неизвестного самолета. Он пронесся над ними на большой скорости. «Фашист!». Дуся держала курс на свою территорию. Нисходящие воздушные потоки прижимали машину к горам, высота быстро падала. Пришлось возвращаться назад, чтобы набрать нужную высоту. На развороте снова пронесся над ними самолет противника. Блеснула вспышка, в кабине Дуси вспыхнул огненный шар. На какое-то мгновение Каширину ослепило, но уже через секунду она увидела, что голова Дуси склонилась на плечо. Самолет начал крениться, быстро терял высоту.

– Дуся, Дусенька, родная! – кричала Ира. Она стала вспоминать действия летчика в воздухе. Взялась за управление, но сразу поняла, что педали зажаты сползающим с сиденья телом летчицы. Тогда Ирина одной рукой попыталась удержать на сиденье безжизненное тело подруги, а другой взялась за управление. Самолет продолжал падать, еще миг – и все было бы кончено. Неимоверным усилием ей удалось на малой высоте вывести машину в горизонтальное положение, а затем снова набрать высоту. После этого Ира развернула «ласточку» курсом на аэродром. У нее онемели руки. Вести самолет становилось все труднее. Вдруг в моторе раздался треск: с земли, вероятно, били зенитки. Появились пробоины в фюзеляже, на стабилизаторе и плоскостях. «Дотянуть до аэродрома, - думала Ира, чего бы это не стоило. Показалась линия фронта. Мертвое тело Дуси продолжало нажимать на управление, заклинивало его, поэтому весь путь Ире пришлось вести самолет одной рукой. Другой она поддерживала тело подруги. Болтанка в воздухе отнимала последние силы. Но вот и аэродром. Каширина долго кружила над полем, не решаясь приземлиться. Потом совершила посадку, первую самостоятельную посадку в ночных условиях. Суметь посадить израненный самолет без навыков управления машиной! Такое по силам только человеку крепкой воли и незаурядного мужества. Ирина Каширина в полной мере проявила обо эти качества. И не случайно за этот бой ее наградили орденом Боевого Красного Знамени. Гвардии младшему лейтенанту Евдокии Носаль было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Мы похоронили Дусю в станице Пашковской под Краснодаром».

  Евдокия Ивановна Носаль первой в 46-м Гвардейском Таманском полку была удостоена звания Героя Советского Союза, посмертно. Вслед за ней Героями стали ещё 22 лётчицы полка: Р. Е. Аронова, П. В Гельман, Н. М. Распопова, Н. В. Попова и другие. За время войны каждая из них совершила по несколько сот боевых вылетов, а некоторые - более 1000. Каждый боевой вылет был испытанием воли, мужества и отваги.

Рекомендуем посетить